Частина ІI



Сторінка9/28
Дата конвертації23.12.2016
Розмір1.82 Mb.
ТипИсследование
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   28

Южакова Н.Н.


доцент кафедры ЮиОД УКфМЭСИ

ЗАРАБОТНАЯ ПЛАТА И УРОВЕНЬ ДОХОДОВ ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ В КАЗАХСТАНЕ В ПРЕДВОЕННЫЙ ПЕРИОД.


Современная концепция интеллигенции при определении основных социообразующих признаков данного слоя или страты зачастую исходит из тех характеристик интеллигенции, которые утвердились в марксистской научной традиции. Недооценка интеллигенции как полноценной страты в силу неучастия ее в производстве материального общественного продукта до сих пор сказывается на полноценной характеристике этого общественного слоя выполняющего столь же значимые социальные функции, в частности, участие в производстве продукта интеллектуального.

Современная социология считает характер и качество оплаты труда, размеры дохода одним из статусных показателей любого социального слоя.

Марксистская социологическая наука определяла уровень доходов основных классов исходя из доли общественного продукта, получаемого этим классом в ходе общественного производства. В силу того, что интеллигенция не принимает участия в производстве материальных благ и не является собственником средств производства, ее доля в общественном продукте с точки зрения марксистской социологии определялась из целого ряда факторов, носящих зачастую произвольный характер.

Доход, получаемый членом социалистического общества, участником социалистического производства, реализовался в заработной плате – узаконенном источнике дохода; другие же источники дохода носили ограниченный или незаконный характер. Размер заработной платы различных групп, участвующих в социалистическом производстве определялся не рыночными механизмами, а директивными установками государства; в этой ситуации интеллигенция также проигрывает в оплате своего труда, так как является не классом, а социальной прослойкой. В марксистской исторической науке изучение социальной структуры общества не включало в себя таких характеристик как размеры дохода, уровень заработной платы. Такой подход определил отсутствие данных по уровню доходов, качеству жизни для различных социальных групп в исторической литературе, что создает определенные трудности при изучении этого вопроса с современных позиций.

Современная социологическая наука, определяя социообразующие признаки интеллигенции, выделяет престиж профессии, систему привилегий, уровень доходов, объем власти, уровень образования и др. Профессиональная принадлежность и образовательный уровень входят в систему социообразующих признаков социалистической интеллигенции, таким образом, анализ уровня доходов является той недостающей частью, которая дает нам достоверную и полную социальную характеристику интеллигенции.

Основные группы источников, дающие определенный материал для изучения этого вопроса, это переписи населения, так как даже из фискальных соображений государство разрабатывало программы, содержащие информацию о доходах, заработной плате, статусном положении отдельных групп населения.

В переписях населения и статистических сборниках, содержащих информацию о социальной структуре довоенного Казахстана, публикуются в основном сведения о размере заработной платы, так как этот основной источник дохода большинства населения легче всего поддавался контролю и, в определенном смысле, был более объективен, чем любая иная информация о доходах.

Материалы переписей населения (в частности, Всесоюзная перепись населения 1926 г.), обследуя самодеятельное (т.е. имеющее самостоятельный источник дохода) населения, ничего не говорит ни о размерах этого дохода, ни о статусном положении различных групп служащих. Косвенным свидетельством того, что большая часть служащих трудится в государственном секторе и получает зарплату, а часть – живет на доходы от основного или побочного занятия, является выделение в переписях двух групп, которые по профессиональному признаку можно отнести к интеллигенции: служащие и лица свободных профессий. Существенно дополняют материалы переписей по этому вопросу данные статистических сборников и архивные материалы.

Следует отметить, что в условиях гражданской войны, остановки производства и острого продовольственного кризиса, а также в соответствии с идеологическими установками государства диктатуры пролетариата, служащие (особенно непроизводственной сферы) снабжались по остаточному принципу. Многочисленные подтверждения этому мы находим в материалах губернских ЭКОСО [1].

Денежное содержание и продовольственные пайки, являвшиеся основными формами оплаты труда государственных служащих 20 гг. ХХ в. начислялись из прожиточного минимума и составляли 500 тыс. рублей и 2700 ккал. на человека в 1920-1921 г., причем эти цифры взяты приблизительно [2].

В материалах ЭКОСО отражается положение служащих разных категорий и четко просматривается дискриминация служащих непроизводственной сферы в смысле оплаты. В отчете Оренбургского ЭКОСО за 1921 год указывалось: «Положение учащих (учителей – авт.) самое жалкое. Меры для улучшения положения их в данное время принять не представляется возможным» [3].

Осуществление государственной политики в 20 гг. ХХ в. по формированию интеллигенции несколько изменило ее основные характеристики, поставив во главу угла не статусные характеристики и не образовательный уровень, а выполняемую работу и занимаемую должность.

Государственная политика, начиная с 20 гг. ХХ в. создала диспропорцию в структуре формируемой интеллигенции, выделяя статусное и должностное положение управленческих кадров, и обеспечив им стабильный доход. Материалы статистических сборников середины 30 гг. ХХ в. отражают двойственный процесс.

Осуществление индустриализации, привлечение огромного количества казахстанцев к участию в грандиозных промышленных проектах требовало хорошей материальной и кадровой подготовки, в частности материального стимулирования, что требовало повышения заработной платы в соответствующих отраслях. С другой стороны осуществление в эти годы культурных преобразований, ликвидация неграмотности, ставшая первоочередной задачей, требовали материального стимулирования труда учителей и работников просвещения, что противоречило установки государства на первоочередное развитие производящих отраслей и стимулирование труда представителей рабочего класса.

Поэтому декларативные сообщения о повышении заработной платы рабочим и служащим в ходе социалистических преобразований нуждаются в корректировке. В литературе упоминалось о повышении зарплаты рабочим и служащим по сравнению с 1933 г. почти в 3 раза [4]. Но такой недифференцированный подход не позволяет определиться, во-первых, с размером заработной платы для различных категорий рабочих и служащих, а во-вторых, никак не оговаривается реальное содержание заработной платы (что в нее входит: только денежное жалование или добавляются выплаты из общественных фондов, нет соотнесения заработной платы с ценами и т.п.).

К середине 30 гг. ХХ в. разница в оплате труда служащих разной квалификации в производящей сфере (производство средств производства) и в сфере производства предметов потребления составляла почти 280%.

В 1926 году отрасли, где трудились представители интеллигенции, были самыми низкооплачиваемыми. В результате осуществления культурной революции положение несколько изменилось. В первую очередь, это отразилось на работниках просвещения, где наблюдается наибольший рост заработной платы (в этой отрасли сосредоточена большая часть интеллигенции, и практически нет обслуживающего персонала).

При росте численности работников просвещения 102,2% на 1935 год прирост заработной платы составил 102,6% [5]. Зато в учреждениях (т.е. в партийных, советских, хозяйственных учреждениях) заработная плата самая высокая и с 1930 по 1934 год она возросла в 2,4 раза.

По мере роста численности интеллигенции и служащих Казахстана в изменении их экономического статуса с начала 20 гг. ХХ в. прослеживается следующая эволюция. Если вначале экономический статус определялся на основании нескольких источников средств существования, то впоследствии все источники исчезли кроме заработной платы, которая стала единственным способом экономического регулирования состава и численности этой социальной группы.

Численность управленческих кадров непропорционально высока и непрерывно растет по данным переписей (уже по данным переписи 1926 года управленческий аппарат в 2,1 раза превосходил другие группы служащих и интеллигенции). К середине 30 гг. ХХ в. численность этой группы стабилизировалась, но за 5 лет (с 1930 по 1935 годы) оплата труда управленческой интеллигенции увеличилась в 2,4 раза, что свидетельствует о реальном статусном превосходстве этой группы служащих, которая составила костяк административно-командной системы, сложившейся в Казахстане к концу 30 гг. ХХ в. [6].

Таким образом, в 30 гг. ХХ в. окончательно закрепилась тенденция к расширению номенклатурных должностей в административной сфере.

В переписи 1939 г. и статистических сборниках рассматриваемого периода эта категория выступала под названием «административно-управленческая интеллигенция». Занимаемое ими в структуре общества положение обеспечивало им целую систему привилегий, которые выразились в более высоких заработках, чем у основной массы интеллигенции и служащих, и даже высокооплачиваемых представителей творческой и научной интеллигенции. Согласно ограничениям, существовавшим в системе оплаты труда, партийная номенклатура не имела право на получение дополнительных доходов. Однако это компенсировалось «косвенными доходами», выражавшимися в получении более высокого качества образования, медицинского обслуживания, пенсионного обеспечения, бесплатных путевок в правительственные дома отдыха, санатории; в приобретении более высокого и комфортного жилья; в прикреплении к «ведомственным магазинам, базам», где цены были значительно ниже, чем в государственных магазинах и т.д.

Доказательством того, что эта тенденция, состоящая в особом статусе партийной номенклатуры, была присуща ей с начала 20 гг. ХХ в., являются многочисленные факты из архивных источников того периода. Например, зарплата служащих партийных органов выдавалась в золотых червонцах; обеспечивались длительные оплачиваемые отпуска для лечения в лучших санаториях страны и за границей; в условиях кризиса и голода выдавались дополнительные продовольственные пайки из фондов Совнаркома для партийно-советских учреждений, разрешались на официальном уровне бесплатное медицинское обслуживание и освобождение от оплаты коммунальных услуг [7].

Таким образом, в 20-30 гг. ХХ в. по мере складывания административно-командной системы в Казахстане, начинает все больше проявляться диспропорция в статусном положении отдельных групп интеллигенции. Это проявляется в разрастании кадров управленческого аппарата, оплате труда и формировании системы привилегий управленцев.

Сохранение принципа выдвиженчества для представителей административно-управленческого аппарата и для руководителей производства, закрепляет порочную практику, что не позволяет совершенствовать систему управления производством.

Список литературы


  1. ЦГА РК. – Ф. ГФ-28.

  2. ЦГА РК. – Ф. Р-28. – Оп.1. – Д.11. – Л.29.

  3. ЦГА РК. – Ф. Р-28. – Оп.1. – Д.99. – Л.2

  4. Там же . Д.79. – Л.4

  5. Казахстан в цифрах. Краткий статистический справочник за 1920-1935 гг. – М., 1936. – 76 с.

  6. Всесоюзная перепись населения 1926 г. – Т.25. – С.154.

  7. репрессий в 1937-1938 гг. /Казахстан-Спектр. – 1999. - №1. – С.131-139



Поділіться з Вашими друзьями:
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   28


База даних захищена авторським правом ©divovo.in.ua 2017
звернутися до адміністрації

войти | регистрация
    Головна сторінка


загрузить материал